Старая добрая Англия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Старая добрая Англия » Жилые здания » Малфой-мэнор. Ночной посетитель


Малфой-мэнор. Ночной посетитель

Сообщений 1 страница 30 из 49

1

...

0

2

Логово оборотней -------------->

Ночь, 11/08/-12/08/1965

Ночь выдалась дождливой. Роберт поёжился, когда тонкие струйки воды потекли ему за шиворот, наложил на свою одежду импервиус и зашагал к воротам мэнора. Гостей здесь не ждали. Не должны были. Ну да ничего, некоторые незваные гости, без сомнения, вызовут интерес у Малфоев.
- Роберт Скитер,- представился он выглянувшей уродливой морде раба чистокровных, домового эльфа.- У меня есть информация о местонахождении Люциуса Малфоя.
Ворота бесшумно отворились. Странно, почему-то ему всегда казалось, что такие массивные ворота должны обязательно скрипеть.
Скитер шёл уверенно, словно был в поместье Малфоев не раз и не два. А сам быстрым, цепким взглядом профессионального журналиста осматривал сад, дорожки. По которой незаметнее подкрасться... или ускользнуть.
Он бегом поднялся по ступеням. Домовой эльф если и удивился прыти посетителя, то не показал виду.
- Проходите здесь, проходите,- запищал он, проведя Скитера в гостиную и щелчком скрюченных пальцев зажигая огонь в камине.- Подождите мистера Малфоя, Нитти скажет, что пришёл мистер Скитер с инормацией о молодом хозяине.

+1

3

Из малой гостиной явственно доносилось тиканье напольных часов. Этот звук, всегда такой незаметный, сегодня прорезáл даже шум дождя — гулкий, слитный перестук капель по листве сада, по озеру и камням.
Миранда Малфой плотнее смежила веки, чуть повернула голову, пытаясь найти менее мучительное положение на давно нагретой подушке. Настырное тиканье ввинчивалось в виски, не позволяя забыться ни на секунду, не слушать того, что выстукивало сердце — Люциус, мой сын, мой маленький мальчик, сыночек... В раскрытое окно наплывали невыносимо тяжёлые запахи влажного жасмина и королевских лилий. Очередным изматывающм усилием воли миссис Малфой отогнала от себя ужасные видения — белые лилии на семейном алтаре; размокшая, жадная земля где-то далеко, неизвестно где; мальчик, беспомощный и одинокий этой холодной, какой уже по счёту ночью. О нет. Сейчас она, Миранда Малфой, мирно уснёт, а утром они с Абраксасом снова свяжутся с авроратом.
Женщина начала уже забываться поверхностнм неспокойным сном, когда вдруг резко очнулась, точно её что-то толкнуло. Движение воздуха где-то в глубине дома. Сжавшее, остановившееся сердце.
- Абраксас, - Миранда приподнялась на постели. На бледном осунувшемся лице были написаны тревога и нетерпение. - Мне кажется, кто-то в гостиной.

+1

4

Абраксас приподнял голову от подушки, ладонью стирая с лица усталость, на пару секунд прикрывая покрасневшие от бессонницы глаза. Он не спал уже четвёртую ночь. Не мог. Как только гасили свечи, поток мыслей, бесконечно повторяющихся и от этого ещё более безнадёжных, не давал Абраксасу Малфою забыться и лишь подобием сна. Он ещё и ещё раз отсчитывал шаги, которые были сделаны - с того момента, когда Абраксас с Орионом выбежали на маггловскую улицу, едва успев наложить на себя разиллюзионирующие чары, и до того, как к поискам были подключены сотрудники ДМП - ускорялся, быстрее, быстрее - и наталкивался на стену. Большего предпринять было уже нельзя. Оставалось ждать.
- В гостиной?- повторил Абраксас, чувствуя, как размываются границы между сном и явью.- Сейчас, дорогая.
Отчаянная надежда, что сын вернулся сам, исчезла с появлением домового эльфа.
- Мистер Малфой, к вам Роберт Скитер, журналист.
Абраксас Малфой не был известен за буйный характер. Но при упоминании о журналистах он с садистским удовольствием представил, как хрустнут по его рукой шейные позвонки этого прощелыги.
- Роберт Скитер принёс новости о мастере Люциусе,- добавил эльф, и вся ярость куда-то исчезла. Абраксас взглянул на жену.
- Я сейчас спущусь.
Он лихорадочно стащил с себя ночную рубашку, набросил мантию - Абраксас Малфой никогда не одевался с такой поспешностью, даже когда его, ещё совсем маленького, торопили гувернантки. Еле сдержавшись, чтобы не сорваться на бег, он спустился в гостиную.
- Мистер Скитер... я вас слушаю.

+1

5

Девочка уже начала привыкать к мучительному ожиданию новостей, окутывавшего дом вот уже который день. Формальная сторона её жизни оставалась прежней: утренние упражнения в парке под присмотром гувернантки, спешно вернувшейся в Малфонй-мэнор, чинный завтрак; затем занятия — грамматика, зелья, латынь... Только теперь нельзя было выходить за пределы ближайших аллей, и завтракать приходилось в детской, на которой отныне лежало больше охранных заклинаний, чем Люцилла когда-либо встречала. Или о которых знала.
Переводя особо заковыристую фразу, разбирая формулу зелья — так, что приходилось обложиться всевозможными справочниками, энциклопедиями и словарями, — Люцилла на краткие сладкие моменты забывалась, как будто брат сидит за соседним столом, сдувает соскальзывающие на лицо волосы, упрямо выцарапывает на зачарованной столешнице своё полное имя, и искусное кружево букв тает на глазах.
Но с приступами ужаса девочка ничего поделать не могла. Не того, ставшего за эти дни привычным, изматывающего ужаса, от которого нестерпимо хочется спрятаться у себя в комнате, сжаться в комочек и плакать, плакать, чего, конечно, никогда не позволила бы ни мама, ни гувернантка. С этим можно было как-то справляться — хоть бы вслух, громким голосом ожесточённо вызубривая свойста ночных асфоделий или коринфских дождевых грибов. Этот, другой ужас накатывал внезапно, со страшной силой, так что Люцилла начинала задыхаться, у неё слабели ноги и темнело в глазах. И невозможно было не думать о магической связи между близнецами, и о том, что возможно происходит в это время с её братом.
Девочка потянулась к ночному столику, где прочно обосновалась чаша с холодной водой, села на кровати. Наверное, я проснулась от жажды, решила она, ведь ей почему-то всё время хотелось пить. Но, уткнувшись в чашу, Люцилла услышала шаги в коридоре, негромкий голос. Отец.
Маленькая Малфой тихо спустила босые ноги на пол, неслышно подхватила бледно-синюю шаль. Сердце бешенно колотилось, и девочка точно знала — что бы ни происходило в доме, она ни за что этого не пропустит. Даже если... Даже если.
Новое, непривычное ещё кольцо запуталиось в бахроме. Если отец заметит, что она ходит по дому в неурочный час, да ещё в ночной рубашке, быть беде, но нет ни секундочки, чтобы задержаться, переодеться. Напряжённо прислушиваясь, девочка высунула нос в коридор, подождала, пропуская отца подальше, а затем прокралась вслед за ним неслышной тенью — до той развилки, когда стало очевидно, что отец направляется в гостиную
Тогда Люцилла сколькзнула в боковой коридор, где сорвалась на бег — и бежала до самого тайника бунтаря, секретной каморки, выходящей в гостиную щелью для глаз да слуховой трубкой.

+1

6

Роберт не сомневался, что хозяева дома не замедлят спуститься в свою роскошную гостиную, но не ожидал, что шаги на лестнице послышатся ещё до того, как он успел вынуть палочку и немного подсушить влажный ворот старенькой мантии.
"Весьма кстати новости от грязнокровки, не так ли?- мысленно усмехнулся журналист, сразу же подметив тёмные круги под глазами Абраксаса Малфоя и непривычную небрежность в причёске его супруги.- А выпить так и не предложили, даже присесть... ничего, ещё сочтёмся."
- Как поживаете, сэр, приятный вечер, мэм,- расплылся он в улыбке, которой сегодня, впрочем не хватало сердечности и дружелюбия.- Прошу прощения, что потревожил вас в этот час, но мне показалось, что вы хотели бы увидеть эти колдографии раньше, чем они появятся в утреннем выпуске "Пророка".
Не спеша, Скитер извлёк из внутреннего кармана мантии пачку движущихся чётких колдографических изображений и принялся раскладывать их на кофейном столике.

+1

7

Невыносимый первобытный ужас за Люциуса встал во весь рост, заслонив собой звёзды, и в то же время мчались, путаясь между собой, мысли «Журналист?! Что за журналист?! Что это, Абраксас?!» Самообладание, эта много раз воспетая благородная броня гоблинового сребра, не изменило Миранде Малфой и сейчас.
- Гребень, - отрывисто приказала она домовику. Пусть властно вытянутая рука едва заметно поздрагивала, а взгляд беспомощно обратился к мужу, в голосе её не прозвучало отчаяния. - Я спущусь с тобой, Абраксас.
На лестнице Миранда была вынуждена опереться на его руку, но, когда женщина переступила порог гостиной — её собственной гостиной, досконально знакомой до последней безделушки на каминной полке, а теперь с чудовищной парадоксальностью именно в ней сосредоточилась, обрела форму неизвестность и ужас этих дней, вид миссис Малфой был вновь собранным и холодным.
Она окинула взглядом бесспорно жалкую фигуру посетителя, неприлично истёртую мантию в мокрых разводах, совершенно незнакомое лицо, молодое и наглое, разрываясь между отчаянной надеждой, негодованием — как это смело переступить порог моего дома! - и ужасом за сына: что же случилось с её мальчиком, если он оказался вынужден иметь дело с людьми такого сорта!..
Ответив на оскорбительно развязное приветствие едва заметным кивком, Миранда сделала несколько шагов к кофейному столику — и пол вновь поплыл под ногами. Миссис Малфой впилась глазами в снимки; ужас, смешанный с облегчением, были настолько сильны, что она забылась на несколько секунд. Люциус жив.
Она стремительно, бессильно опустилась на край изящного тонконогого кресла — даже сейчас её небрежно накинутая мантия удивительно сочеталась с обивкой — и принялась быстро перебирать фотографии. Лицо её застыло и обесцетилось. Казалось, будто нити, что связывали её с мужем, только и давали ей сейчас дышать; и чувства были одни на двоих.
- Вполне в духе Люциуса, - наконец тяжело уронила Миранда.

+1

8

Абраксас подавил в себе растущую досаду - увидев наглую усмешку щелкопёра, было сложно сдержаться и не достать палочку. Присутствие жены сдерживало мистера Малфоя гораздо больше, чем правила приличия. И уж тем более закон. Он снова вспомнил об Орионе, гостившем в мэноре, когда Абраксасу исполнилось шестнадцать.
Славное было время.
Мистер Малфой подождал, пока его супруга просматривала колдографии, не задавая вопросов, которые рвались из глотки - или сердца? Добрых вестей этот человек принести не мог, а плохие могли бы и подождать.
Абраксас нахмурился, краем глаза заметив, как заледенело лицо Рэндом и, не сводя взгляда с ворвавшегося к ним в мэнор грязнокровки, незаметно коснулся ослабевшей руки. Короткий взгляд на первую же из колдографий - и Абраксас Малфой отвернулся.
- Подделка. Топорная подделка,- слетело с его губ до того, как он понял, что только что Рэндом сказала нечто противоположное. Но больше никаких слов не было, потому что даже дементор не мог бы залить душу режущим льдом так, как сделал это грязнокровка. Мысли путались, отказываясь собираться.
"Он действительно хочет это опубликовать? Зачем? Дурацкий вопрос... Рейтинг газеты взлетит золотым снитчем. Что делать? Не с журналистом - к дементору этого идиота! - с ситуацией. Люциус в логове лондонских оборотней. Надо связаться с егерем... Почему он ещё жив? Он ещё жив?!"
- Как вы посмели прийти ко мне с этой фальшивкой?

+1

9

На пороге тайника Люцилла задержалась — очень уже темно оказалось в этой комнатушке. Когда рядом с ней бывали брат и Эван, темнота этого места казалась лишь волнующим декорацией к играм, но теперь, когда она была совсем одна...
- Ну-ну, - насмешливо побдодрили её из темноты
- Темно же! - довольно-таки пискляво возмутилась Цилла.
- Такая большая девочка, - укоризненно ответил голос, и в кромешной тьме показались, постпенно разгораясь, два фосфорицирующих глаза, и в их свете проступили очертания комнаты.
- Благодарю, Гиппократ, - бросила Люцилла строптивому горельефу, холодностью тона уравнивая счёт, и со всех босых ног кинулась к обзорной щели.
Крупный зачарованный горельеф, изображающий кентавра с луком в руках и полным колчаном стрел за спиной, — стражник тайника, готовый защищать членов рода Малфой не до последней стрелы, до последнего каменного обломка, — продолжал подсвечивать девочке глазами.
«Мама совсем спокойная, - неуверенно подумала Люцилла, изо всех сил вглядываясь в щель. - Что там за колдографии? И папа тоже... спокойный...»
Как раз в этот момент отец заговорил с такой яростью, с какой никогда не говорил с Люциллой, и девочка, подпрыгнув, убедилась, что родители совсем, совсем не спокойны. Цилла поднялась на цыпочки, изо всех сил вглядываясь в «фальшивку». Ещё чуть-чуть.. чуть-чуть... наконец стал виден Люциус — Люциус! - и нечто настолько страшное, что девочка буквально легла на стену, что-то сдвинулось, и тайная дверь поддалась, повернулась, выплёвывая Циллу на ковёр гостиной прямо из стены.
Девочка приземлилась на бедро и ладони, совсем рядом с кофейным столиком. Боли почти не было — родовое гнездо старалось уберечь маленькую хоязйку от малейших неудобств. В другое время Люцилла обратилась бы в камень от ужаса — так опозорить родителей! - но сейчас она лишь вперилась взглядом в россыпь колдографий.
- Прости, папа! - выпалила девочка, - это не фальшивка! Я знаю! Я всё время их вижу... вот его! - маленький аккуратный пальчик ткнул в морду оборотня, брезгливо задержался над поверхностью колдографии, так и не коснувшись бумаги. - И во сне, и так! И, папа, мне всё время так хочется пить!

+1

10

Смятение чистокровных было видно репортёру невооружённым глазом. "Удивительно,- подумал Роберт, ещё раз обводя взглядом Малфоев,- но женщина владеет собой намного больше." Он отложил эту мысль на потом - для её обдумывания у журналиста не было сейчас времени.
- Я не штампую фальшивки, сэр,- заявил Роб, не сдерживая торжествующей усмешки.- Да и миссис Малфой не имеет никаких сомнений в подлинности колдографий...
Его заранее заготовленную речь прервала внезапная поддержка дочери Малфоев. Машинально отметив наличие потайной комнаты рядом с гостиной, Скитер прищурился, не зная, как реагировать на слова белёсой девчонки.
"Она - прорицательница? Редкий и опасный дар. Надо будет взять на заметку эту девчушку. Кто её знает, что она разглядит в недалёком будущем. Следует сообщить Дамблдору и остальным, чтобы держали ухо востро."
- Мне кажется, вам не очень хочется, чтобы в завтрашнем выпуске "Пророка" появились эти колдографии, сэр,- осклабился он, снова обретя хладнокровную наглость профессионального щелкопёра.- Вы предпочли бы увидеть колдографии воссоединённой семьи, не так ли? Это вполне реально, хоть и имеет определённую цену.

+1

11

Чёрно-белые тени колдографий расплылись перед глазами, и Миранда в эту минуте слабости не знала, скрывать или же благодарить эту непрошенную влажную слепоту, скрывающую от взгляда разрывающие сердце картины. Миссис Малфой пыталась сосредоточиться на одной мысли — Люциус жив! — и не думать, забыть о том, что, возможно, сын уже потерян навечно, вычеркнут из всех списков, лишён и алтарей, и объятий. Ведь полнолуния ещё не было, шептала она про себя, черпая твёрдость из мимолётного прикосновения мужа.
Но вот Рэндом поднимает уже незатуманенные глаза — извечная ледяная корка поверх сумрачных вод — вдохнула, чтобы что-то сказать.
- Люцилла, - сурово произнесла она вместо того, прежнего. - Встань немедленно.
Женщина поколебалась — следовало отослать дочь, но в то же время девочка уже увидела то, что ей видеть не следовало, к тому же, в этот момент её слова, слова близнеца своего брата, были особенно ценны, уж конечно являясь более достоверным источником сведений, нежели сей недостойный господин. Наконец, Люцилла уже не так мала и вполне способна понять происходящее.
- Дитя моё, поди сюда, - так и не удостоив грязнокровку извинениями, Миранда жестом отправила дочку на резную скамеечку для ног, и только положив руку на детское плечо, вновь повернула лицо к посетителю. - Должна признаться, что с каждой минутой это, - едва заметный неприязненный жест, - внушает мне всё больше сомнений. Любезный, вы спускались в логово к оборотням? - гладкий отполированный ноготь стукнул по верхнему снимку, не задев изображение сына. - Вы уже отметились в переписи?

+1

12

Он мог бы обидеться - и обиделся бы, если б не заметил самого первого взгляда показывающей теперь зубки леди, брошенного на колдографии. Роберт постарался, отбирая лучшие. Качество прежде всего, особенно в такой ситуации.
- Оставим в покое моё тёмное прошлое и настоящее, мэм,- ухмыльнулся Скитер,- Мне льстит ваша озабоченность моей судьбой, но я бы предпочёл вернуться к обсуждению довольно близкого будущего вашего сына,- Он сделал ударение на двух последних словах, вновь возвращая тему разговора в нужное ему русло.- Это ему придётся отмечаться в переписи, если вы не выполните требований оборотней. Может быть, тогда вам удастся принять проблемы этих несчастных гораздо ближе к сердцу.

+1

13

Если бы взгляд Абраксаса Малфоя обладал всеми возможностями розги, Люцилла ни за что бы не смогла так непринуждённо усесться рядом с матерью. Но в присутствии грязнокровки Абраксас решил не заниматься воспитанием дочери - не настолько велико было её преступление.
Особенно в сравнении с тем, что совершил Люциус. Как всегда.
Мистер Малфой протянул руку, чтобы убрать колдографии, бывшие в пачке последними, а сейчас лежащими на самом верху, и наткнулся на фарфоровую чашку.
"Когда только успели?"- подумал он про домовиков, благоразумно оставшихся невидимыми, и сделал глоток. В последнее время эльфы - вероятно с распоряжения Рэндом - щедро добавляли в чай успокоительного зелья и поэтому сейчас подали чай всем, кроме, собственно, гостя. Абраксас усмехнулся, наблюдая за выражением лица обделённого грязнокровки.
- Не забывайтесь, мистер Скитер,- процедил он сквозь зубы уже спокойнее.- В конце концов, это мне решать, поверить ли вам на слово о том, что с моим сыном всё в порядке или вышвырнуть. Не забывайтесь. Эта сделка для вас важна не менее, чем для нас. Когда вы принесёте свои извинения миссис Малфой, то назовёте нам условия, на которых Люциус будет возвращён домой.

+1

14

Чистокровные быстро справились с шоком и уже приходили в себя. "Господи!- невольно подумалось Скитеру, когда он поймал ледяной взгляд Абраксаса Малфоя, брошенный на колдографии с собственным сыном.- Да ведь они его уже похоронили, если у того на теле окажется хоть один-единственный отпечаток от зубов оборотня - даже до полнолуния!"
И в первый раз за всё время разговора невольный холодок пробежал по спине журналиста, в то время как разум хладнокровно отмечал:"Вот здесь и есть их уязвимое место, оборотни даже не представляют, какой властью они обладают над чистокровными магами. Один отпечаток человеческих зубов, предположительно от оборотня - и чистокровный маг станет отщепенцем, маргиналом для своих же. А там... можно легко направить отчаянье отверженных в нужное русло".
Дети были привлекательной мишенью. Легкая добыча для человекохищников. Надо было подсказать эту мысль Фенриру.
- Конечно, миссис Малфой, приношу вам свои извинения и заверяю, что у меня и в мыслях не было выказать вам непочтительность,- легко отступил он и устремил свой взгляд на главу семьи. - Итак, мистер Малфой, оборотням нужно ваше лобби в Министерстве Магии. Перепись необходимо отменить. Ввести обязательную квоту на присутствие оборотней на государственных должностях и в Визенгамоте. Также необходимо принять законы, по которым всяческая дискриминация оборотней, будь то при наёме жилья или поступлении на работу и учёбу, строго воспрещается. Кроме того, оборотни ожидают принятия закона, по которым их нападение на людей в полнолуние не может квалифицироваться как убийство, поскольку совершено в состоянии аффекта, наступившим по медицинским причинам.
Роберт помолчал и добавил:
- Для себя же я ожидаю от вас одной услуги. Сейчас Люциус находится в компании нечистокровного ребёнка. Вы должны будете принять этого мальчика в вашем мэноре как равного вам.

+1

15

Девочка замерла на секунду, наслаждаясь прикосновением маминой руки. Глаза её злобно сверлили незнакомца, но сердце замирало от нежности к матери. Победная радость от того, что папа её всё-таки не отослал, смешались с тревогой за ближайшее будущее, но эти мысли были так мелки по сравнению с огромным, всепоглощающим ужасом за брата — и надёжностью, как будто разливающейся по её телу от плеча, где лежала рука матери.
Цилла устроилась у ног мамы, одним непринуждённым движением поправив ночную рубашку так, что она, не натянутая на колени, легла аккуратно, совсем как мантия, с удовольствием устроила босые ноги на ковре, сразу же заботливо окутавшем их надёжным теплом. Она хорошо знала, как важно — возможно, важнее всего на свете — выглядеть достойно даже в худшие моменты жизни, и сейчас старалась вернуть достоинство, потерянное в момент падения из тайника.
Люцилла прислушивалась к разговору родителей с этим гадом... с этим недостойным господином, и как наяву видела брата и его новенькую чёрную палочку; это раздвоение, видеть Люциуса и знать, что он сказал бы, было с ней всегда; эти слова, которые были у них на двоих, слова, приносящие неприятности, она всегда с удовольствием препоручала ему, но сейчас его не было рядом, и кто-то же должен был сказать этому гаду «Авада Кедавра»? Она видела Люциуса — и видела себя, поднимающей свою белую палочку; но палочка осталась в спальне, и, наверное, она всё равно не осмелилась бы сделать этого при отце. Желание убить, уничтожить, растереть в порошок было столь сильным, что Люцилла опустила глаза в чашку с чаем. Я не буду на него смотреть.

+1

16

Даже не видя лица дочери, по одной только упрямой макушке, Миранда видела клокочущую в девочке ярость, так похожую на гнев её отца. Нехотя миссис Малфой убрала руку с плеча Люциллы — теперь, когда ярость пришла на смену ужасу, дочь не так отчаянно нуждалась в защите и поддержке; а руки — руки понадобились ей для другого. С болезненный содроганием пришлось отметить, что Цилла также и не Люциус и не нуждается в удерживании. Ах, Люциус...
К этому времени пламя в камине разгорелось так, будто там, в мраморной клети, бесновалась гигантских размеров саламандра. Портреты на стенах глядели на разворачивающуюся перед ними сцену с ледяными лицами, сплотившись, как подобает перед лицом рока. Дождь мерно стучал по чёрным стёклам, и теперь Миранде припомнился далёкий летний месяц много лет назад, когда дни были заполнены бриллиантовым сиянием бескрайней водной глади, а короткие северные ночи — вот таким же шумом дождя по окнам и озеру, добавляющим укромности их шотландскому уединению; а после, много лет спустя, одним огнистым Самайном опять шумел дождь, деревья сияли яростными красками, как будто стояли в огне, и звёзд не было видно за тучами; и следующий за ними Лугнасад принёс белокурые плоды, долгожданные и наполненные силой.
Сполохи огня делали пурпурную гостиную почти чёрной. В слабо освещённом зеркале над камином отражался затылок необычного визитёра, упрямый профиль Люциллы. Миссис Малфой встретилась глазами с мужем в зеркале. Лицо её было спокойно для постороннего взгляда, но глаза изменились — лёд в них растаял, там была уверенность, что Люциус жив и не заражён оборотничеством. Они столь многого хотят — конечно же, они не посмеют тронуть их сына. Сияние, прикрытое тонкой показной коркой льда, вот что было в глазах Миранды. Пальцы задели на мгновение руку Абраксаса над колдографиями, и лёгкое, горячее прикосновение её пальцев было столь же говорящим. Задержка на долю секунды, соприкосновение, призванное дать силы, уверить, что ситуация разрешима, ничего ещё не потеряно, абсолютно ничего.
Прадядюшка Антиох язвительно гнул бровь в зеркале — он, кажется, на свой манер пытался донести до наследников, что сделка пока имеет смысл. Миранда слегка склонила голову в сторону Абраксаса, как бы показывая, что она ничего не решает в этой ситуации, предоставляет решение мужу и, может быть, даже умоляет его о милосердии; на самом же деле это движение было обращением, призванным дать силы, внушить уверенность, поддержать. Нам надо заключить эту сделку, вот о чём говорила её склоненная голова.
Стоило показать, насколько она беспокоится, и Миранда поднесла чашку к губам и, нетронутую, поставила на место дрогнувшей рукой; сверкнуло на пальце обручальное кольцо.

+1

17

Осознание того, что Люциуса у них больше нет, ударило ножом под рёбра - неожиданно и сильно. Затеплившаяся было надежда рассыпалась в пыль с первыми же словами грязнокровки. Абраксас повернул голову. Он мог бы и не делать этого, молчаливая просьба жены настигла его прикосновением холодных даже после чашки горячего чая пальцев, и потребовалось несколько мучительно долгих минут, чтобы Абраксас понял то второе, глубинное значение этого жеста.
"Соглашайся,- шептало ему отчаяние отца, теряющего наследника.- Наобещай ему с три короба, ведь не станет же чистокровный маг всерьёз рассматривать необходимость держать слово, данное грязнокровке. Какая разница, что ему нужно."
Абраксас Малфой усилием воли отринул эту идею. Грязнокровка намеренно требовал невыполнимого, чтобы переложить ответственность за смерть Люциуса на упрямого отца. Кроме того, приятным дополнением для уязвлённого самолюбия писаки было бы унижение Малфоя перед членами его семьи.
- Даже если бы вы похитили сына Министра Магии, то не добились бы того, чего просите,- сказал он наконец глухим голосом.- Будьте реалистом. Я могу затронуть эти темы в беседе с Личем, я могу высказать вашу позицию в интервью газетам, но добьюсь этим только того, что общество подумает всего лишь, что я сошёл с ума от пережитого. На то же, чтобы подойти к рассмотрению поставленных вами вопросов деликатнее, потребуется много времени. А его у нас нет,- поставил Абраксас точку.- Полнолуние наступит через три дня.
Он собирался уже подняться из-за стола переговоров, но внутренний голос отчаяния почему-то прорвался наружу.
- Впрочем... я могу оказать вам ту услугу, о которой лично вы просите меня, в любое время. Как доказательство моих благих намерений.

+2

18

После смерти своего младшего брата Миранда стала последней в своей ветви рода Гэмп, и эта огромная ответственность — последняя из Гэмпов старшей ветви — сопровождала её везде и всегда.  В цветущих «Золотых лугах», имении её отца, где она бегала маленькой девочкой, в холодных подземельях Слизерина, рядом с мужем, которого она любила. Ответственность подавляет... и даёт силу.

- Видимо, вы не так много общались с людьми нашего круга, мистер Скитер, и находитесь во власти фантазий. Вы, очевидно, полагаете, что мы оставили бы дитя погибать за порогом, только б не впустить его в Малфой-мэнор?

Миранда глядела на Скитера своими зеленовато-серыми глазами, которые заставили дрогнуть и отступить не одного недоброжелателя... и не одного мужчину. Сам угол, под которым лежала её рука в совершенно обычном жесте, сообщала Абраксасу поддержку. Дать сил. Успокоить. Поддержать. Мы пройдём через это вместе, любовь моя.

Разделяй и властвуй — любимая Слизерином максима Никколо Макиавелли.

- Уверяю вас, мы с радостью окажем гостеприимство ребёнку, о котором вы говорите. Надеюсь, это покажет вам, что мы не враги этому ребёнку и таким, как он и вы. Что касается остального... Вы не можете не понимать, что ваши требования ничто иное, как триумф воображения над здравым смыслом, и мы не находим им иного объяснения, кроме того, что это была попытка удостовериться в серьёзности наших намерений. Люциус — наш единственный сын, и заверяю вас, мы отнесёмся крайне серьёзно к любому разумному предложению. Однако времени почти не осталось, и вы должны понимать, что истекает оно не только у нас, но и у вас. Глядя на вас, легко забыть, как недавно вы в магомире, но всё же вы ещё новичок. Позвольте дать вам совет. Вы должны понимать, что слово нелюдя, особенно оборотня, отличается от слова человека. Я испытываю облегчение, зная, что защитником моего сына и этого второго ребёнка являетесь вы, человек. И в то же время я опасаюсь за вас, ибо для оборотня нет ничего слаще парного человеческого мяса. Помните, что оборотень — ваш прирождённый враг в независимости от того, что он вам говорит.

+1

19

Впервые за этот вечер Роберт пожалел, что сейчас с ним не было Элиссы. Она бы точно разделила его наслаждение победой над этим расфуфыренным чистокровным семейством. Он впитывал в себя каждое мгновение, каждую крохотную мелочь, вроде вздрагивания век или изменения интонации - чтобы позже, оставшись наедине с самим собой, снова восстанавливать в памяти события сегодняшней ночи в Малфой-мэноре, смаковать каждую секунду свое первой победы - ещё невзрачной, неуверенной, как гадкий утёнок в сказке Андерсена, но уже победы. Она была ожидаема и вместе с тем неожиданна - потому что никому никогда ещё не удавалось заставить чистокровных богачей мямлить и заикаться, и искать компромиссы с магглорожденным.
Журналист засмеялся, опьянённо и вызывающе. Абраксас Малфой упирался, но, если его чуть дожать, был бы готов на всё. Миранда Малфой показывала коготки и зубки, но больше от бессилия, как раненая кошка, загнанная в угол, но именно эта реакция отчаяния вызывала у Скитера восхищение. Она предупреждала его об опасности, одновременно надеясь на то, что на месте их сына окажется сам Скитер - но колесо судьбы повернулось в иную сторону: он чуть не стал ужином для голодных оборотней до того, как предложил им взаимовыгодное сотрудничество.
- Реализм прежде всего,- согласился Роберт, внимательно разглядывая всех троих Малфоев.- Я постараюсь убедить оборотней дать вам больше времени, если вы сейчас поклянётесь мне, что будете защищать их интересы, как свои и возьмёте к себе нечистокровного мальчика как равного вам сроком не менее, чем на один месяц.

+2

20

Cмех резанул уши. Абраксас поднялся,  с брезгливым отвращением указал вошедшему на дверь.
- Если вы не умеете себя вести в приличном обществе, мистер журналист, то могу посоветовать зайти к нам после прохождения курсов хороших манер,- процедил он, лишь усилием воли не вытащив палочку и не превратив грязнокровку в кучку пепла.- Увы, я не могу гарантировать того, что вы не придёте слишком поздно, поскольку время истекает слишком быстро. Что бы вы там не говорили по поводу вашего дара убеждения оборотней, в полнолуние даже оно окажется бессильно.
Поддержка Миранды отрезвила его, как кувшин холодной воды на разгорячённую голову. Грязнокровке победа нужна была не меньше, чем им - Люциус, иначе бы этот мерзавец не потерял над собой контроль. А значит - всё ещё можно раскрутить в любую сторону.
- Я клянусь, здесь и сейчас, своим именем и честью своего рода, что если до ближайшего полнолуния мой сын, живой и здоровый, будет возвращён нам в этой же самой гостиной, я окажу им содействие в лоббировании их интересов в Министерстве Магии, как если бы они были моими друзьями, а моя семья окажет гостеприимство мальчику, с которым сейчас находится Люциус Малфой, невзирая на статус крови, сроком на один месяц.
Бросив испытующий взгляд на свою супругу, Абраксас помедлил, но неохотно протянул грязнокровному журналисту руку.

+2

21

Лёгким наклоном головы она показала Абраксасу своё согласие и свою поддержку. Её бледное лицо всё ещё было спокойно и холодно; но с каждой секундой Рэндом чувствовала всё ощущала, как огромный груз спадает с её плеч. Люциус жив. Люциус жив, и этот грязнокровка выпрыгнет из собственной шкуры, только бы доставить её сына домой к сроку. Осознание приходило медленно, прибывало мягко и неотвратимо, как высокий весенний прилив. Будто просыпаешься тёплым майским утром, а в открытое окно заглядывает солнце, играя струями грибного дождя. Казнь отменили. Рэндом буквально чувствовала, как их дом перестаёт быть лакомой добычей для дементоров. В гостиной будто просветлело, хотя дрова уже почти прогорели. Маленький сонный крап заглянул в гостиную, постоял на пороге, с недоверием разглядывая незнакомого визитёра, и неслышно потрусил в сторону лестницы. Миранда отдавала себе отчёт в том, насколько преждевременна её радость, но отказываться от неё не собиралась. Ни один грязнокровка не заставит её почувствовать себя раздавленной. Ни один.
- Вы получили наше слово, мистер Скитер, - веско произнесла она. - Так запомните хорошенько: я надеюсь, что в следующий раз вы придёте как спаситель и как друг.
Миранда вновь положила руку на худенькое, дрожащее от ярости плечо дочери. Клятва? Замечательно. Возможно, им стоит провести какое-то время во Франции. Думаю, Абраксасу придётся по вкусу эта идея. Близнецам пора получше познакомиться со своими кузенами, в особенности Люцилле, а нам стоит побаловать себя целебными водами Эвиана. Вряд ли можно назвать доступным Министерство Британии с Женевского озера.
Она поднялась из кресла. Вторя движенью, замерцало серебряное шитье на её мантии.
- Пришла пора попрощаться. Какая радость, что дождь утих, вам будет удобно добираться до ворот. Теперь вы сможете по достоинству оценить наши аллеи.
Миранда повернулась к дочери, давая понять, что закончила с ним.
- Люцилла, дитя моё, немедленно ступай в свою комнату.

+2

22

Страшные слова стучали у Люси в висках, заставляли пальцы крючиться в судороге. Время истекает слишком быстро. Время истекает слишком быстро... Когда же полнолуние?! Сейчас же посмотрю на свой луноскоп. Сейчас же. Девочка стиснула челюсти, всем своим бледным лицом становясь ещё больше, чем всегда, похожей на брата. Серебристые ресницы опустились, скрывая бурлящие ненавистью глаза. Лёгкие ноги подняли её с пола.
- Мама, папа... простите моё внезапное появление. Спокойной ночи. До свидания, - с усилием, помедлив добавила девочка, метнув на визитёра взгляд светлых, почти выбеленных глаз.
Неслышно ступая по коврам, она вылетела в дверь, едва слышно свистнула собаке. Сейчас как никогда Люцилла нуждалась в ком-то живом рядом с собой. Крап появился немедленно — завертелся у ног, окрылённый надеждой на настоящую кровать.
Цилла бежала по тёмным залам и коридорам, а в голове всё звучала услышанная беседа. Даже если бы вы похитили сына Лича... Вы получили наше слово, мистер Скитер... что это ещё за нечистокровный ребёнок? Как мама могла быть так мила с этим грязнокровкой?! Гад, негодяй! Умудрился стать предателем крови, будучи всего лишь грязнокровкой — сговорился с нелюдями против нас!
Пробегая мимо, она со злостью пнула диванчик зелёной гостиной, запрыгала на одной ноге. О Люциус... Мой брат жив. Мой брат жив!!! Девочка подскочила к висящему пониже портрету, звонко поцеловала в щёку:
- Дедушка Люциус, мой брат жив!!
- Уже наслышан, дитя моё. Надеюсь, мой непутёвый потомок догадается не озлоблять животных.
В своей спальне Люцилла первым делом потянулась за луноскопом. Затуманенный шарик, похожий на шар для предсказаний, показывал четвёртую четверть. Люцилла закусила губу, светлые брови болезненно заломились. Так же стремительно, как пришло, ликование перешло в панику. Осталось совсем немного.
Внезапно её мысли полностью захватило одно пугающее предположение. Люциус — её близнец, магически связанный с ней. Вдруг, если... если... Вдруг она тоже заразится?! Вдруг она станет ликантропом, что тогда будет?! Ей придётся всю жизнь провести в св. Мунго? Или уйти в леса и прятаться в норах под землёй? Или папе придётся прервать её жизнь?!
Она наконец заплакала, горько заплакала в подушку, прижимая к  себе крапа. Пёс принялся вылизывать её щёки, а Цилла всё рыдала, думая о своём брате. Не то чтобы она всерьёз предполагала, что ликантропия может передаться ей; но эта мысль помогала ей стать чуточку ближе к Люциусу. Так она и провалилась в сон, убаюканная теплом собаки и шелестом листьев за окном.

+1

23

Смех резко оборвался, словно на журналиста наложили Silencio. Впрочем, Роберт не испугался угроз Малфоя - вот они где у него теперь, эти чистокровные паразиты, как жирные вши, сосущие кровь у нечистокровных!- скорее, насторожился, потому что возможность ответить за сегодняшнее унижение пусть и не смертельными, но мало приятными заклинаниями у них никуда не делась,  но когда Малфой произнёс слова клятвы, репортёр понял, что то, что будет потом - оно будет потом. А сегодня победитель - он!
Скитер поднялся из-за стола и крепко стиснул ладонь Абраксаса Малфоя. Какой пропадает кадр - глава всеми уважаемого чистокровного рода пожимает руку нечистокровному! Ничего. у него ещё будет шанс сделать пару снимков. когда он приведёт в этот особняк мальчонку, что тоже оставался у оборотней. Там Роберт Скитер своего не упустит.
Так им и надо! Пусть этот мистер, выговаривающий слова клятвы так, как её, должно быть, произносил какой-то из его предков самому Мерлину, попробует выполнение своей клятвы на вкус.
- Не сомневайтесь, мэм,- он ответил, не убирая усмешку с губ.- Мне льстит возможность быть как вашим спасителем, так и другом. Вы получите своего сына.
И развернувшись на каблуках, он зашагал к выходу, инорируя появление домовика, сам отворил тяжёлую дверь и сплюнув на мокрую от дождя дорожку, стремительно направился к воротам, не обращая внимания на аллеи, разрекламированные хозяйкой дома.

-------------> Комната Элиссы Фокс

+1

24

Когда за журналистом захлопнулась дверь, Абраксас брезгливо отряхнул руку, придирчиво взглянул на неё и щелчком пальцев отправил домовика за мылом.
- Нужно связаться с Домиником,- Он говорил каким-то отстранённо-пустым голосом, тщательно отмывая каждый палец грубой щёткой.- С Блэками и с Люпиным.
Глава рода бросил короткий взгляд на стопку колдографий, до сих пор лежащих на столе перед супругой. Ему очень хотелось порвать их и выбросить в камин, чтобы Миранда больше никогда не увидела то, что было запечатлено для них, но было ли бы это эффективным? Изображения сына и оборотней уже навсегда выгравировались в памяти.
- Может быть, Люпину удастся определить по ним, какая стая это сделала. Хорошо, что этот мерзавец не догадался забрать колдографии.
Он чувствовал, что сейчас нужно было сказать и сделать намного больше, но что-то останавливало Абраксаса, не давало подойти к Рэндом, хотя рука уже была вымыта столько раз, что перестала пахнуть человеческой кожей, а грубые щетинки порлока уже расцарапали ладонь до крови. Люцилла уже испарилась, и Абраксас почему-то почувствовал странное облегчение. Ей нельзя было отказать в осторожности и благоразумии. которые, впрочем, этим вечером проявились слишком поздно.
- Люцилле следует уехать, здесь ей небезопасно оставаться. Приготовь её вещи, пожалуйста.
Дождавшись, пока Миранда поднимется наверх, Абраксас подошёл к камину, бросил в огонь щепотку летучего пороха. Уже ночь, но вдруг Блэки не спят.
- Орион! Вэл!
Он искренне надеялся, что не простоит на коленях у камина до утра.

Отредактировано Abraxas Malfoy (2015-01-06 10:09:47)

+2

25

Такие ливни удивительны для позднего лета - английский дождь решил расквитаться за все сухие дни в году, он барабанит по водостоку дома и окатывает витражные стёкла маленькими водопадами. В затопленном с вечера камине догорает огонь, тлеют угли, и горит зеленым светом торшер под серебристым абажуром.
Самопишущее  перо движется небрежно и расслабленно. Бессонная ночь медленно оставляет в теле бессильно-сладкую истому и странную лёгкость, строгие очертания комнаты делает мягче и ненадолго гасит вспышки в нервах. Вальбурга сидит в кресле перед камином и думает о том, до чего в сумасшествии последней недели не доходили мысли. Думает в письме - пергамент парит рядом с ней, принимая на себя молчаливые лексические изыскания мадам Блэк.
Вдруг камин разгорается с новой, магической силой.  Нет, на Гриммо, в свете последних событий, уже никого не волнует, что друг, пускай теоретически, будит их среди ночи. Росчерк подписи завершает ночное письмо, и мадам вся обращается в слух.
- Абраксакс?

+1

26

Он не спрашивает, почему Вэл не спит. Это прозвучало бы, по крайней мере, странно после того, как надежда на то, что хоть кто-то из них бодрствует, сбылась. И вот сейчас, когда надо говорить и действовать, не теряя времени, слова почему-то идут с трудом, застревают в горле.
Да что там, к дементорам, почему-то! И так ясно, почему. Попробуй сказать, пусть и старым друзьям, что твой сын, Малфой, оказался в таком положении, в котором он не имел права оказываться! И не только сын.
А тут ещё и родная дочь оказалась шпионкой в самый неподходящий для этого момент.
- Я загляну к вам, Вэл, не возражаешь? У меня новости. Появились.
Он добавляет в камин порошка и ныряет в зелёный огонь целиком. Порошка всё-таки оказалось слишком много, пепел попадает в глаза и рот. Тьфу, невкусно.
- Извини за вторжение. Как себя чувствует Орион? Сириус?
За эти несколько секунд Абраксас делает над собой усилие и берёт себя в руки. Всё, в сторону эмоции, надо заниматься делом.
- Итак, у меня появились новости, внушающие сомнительный оптимизм. Люциус всё ещё жив. Пока. До полнолуния.
Намёк прозрачней некуда, но Малфой решительно добивает внезапно возникшую избирательную немоту.
- Он у оборотней. Они меня шантажируют, и я согласился на их условия.

0

27

- Вовсе не возражаю насчет ночных посиделок. - с грустной улыбкой отвечает мадам Блэк. Она еще не знает, что именно за новости расскажет ей Абраксакс, но каким-то нутром чувствует, что если бы они были хорошими, то подождали бы до утра.
Движением палочки прячет письмо в карман мантии и добавляет.
- Кстати, у нас в гостях кузен Лавгуд.
Да, мистер Ученый Лавгуд и Самый Желанный Человек для Департамента Тайн сейчас в Доме на Гриммо, но в ясном ли уме и в здравой ли памяти он? О последнем Вальбурга и сама уже беспокоилась, но на свой счет - поиски неугомонного Сириуса показали, насколько быстро может выйти из строя нервная система. Начинаешь сжигать все подряд, раскидываться деньгами, и делать то, о чем попытаешься забыть, то, что будешь всегда отрицать.
Серебряные стрелки на часах показывают полвторого; почти середина августа, душный запах мокрых листьев сквозь оконную раму. Дождь не прекращается, навевая на всех обитателей Дома легкую меланхолию со скрытым оттенком психоза. Но не смотря на это …
- Колдомедики сказали - в норме. Они оба сейчас спят под зельем “Сон без сновидений”.
А новости и прям паршивые. Кроме первой. Люциус жив и это главное! А условия... Рассудив, что о них Абраксакс расскажет сам, она встает из кресла навстречу родственнику и приглашает его присесть, после чего отворачивается от камина и зажигает на столике в углу причудливо-узорчатую свечу, наполняющую комнату неуловимо-тонким ароматом шоколада. То, что колдомедик прописал.
А еще неплохо бы…
- Огневиски?

+1

28

"Бочку мальвазии,"- хочет сказать Абраксас, но шутка кажется неуместной, потому что в ней слишком мала доля шутки. Людус Малфой не для того вовремя оставил Кларенса одного подумать о грядущей вечности.
- Благодарю, Вэл.
Сегодня ночью не стоило налегать на алкоголь, иначе совет на Гриммо превратился бы в вульгарную попойку с предсказуемым утренним результатом. По крайней мере, для него. Когда есть возможность приглушить гамму весьма неприятных ощущений, очень сложно вовремя остановиться. А уж сохранить трезвость рассудка...
Комнату наполняет запах шоколада, словно Вальбурга воздвигает защиту от дементоров. Может быть, они и правда научились принимать облик грязнокровок?
Абраксас садится в своё любимое кресло. Старый друг, с которым его связывали не одни похороны, совсем сдал в последнее время, угроза потери наследника оказалась для него слишком сильной. Может, оно и к лучшему, что Орион спит. При нём у Малфоя язык не повернулся бы расказывать о таком поражении. Вот Лавгуд другое дело. Его склад ума настолько отличается от малфойского, что если кто и предложит смелые и неожиданные решения проблемы, то это кузен Фюестес.
- Кузен Фюестес здесь? Какими судьбами?

0

29

- По приглашению, какими же еще ...
И правда, не пригласить кузена после ее визита было бы просто невежливо.
Над Лондоном угрожающе низко нависают огромные дождевые тучи; дни стали больными и короткими, и урвать клочок света всё сложнее. Вальбурга наслаждается ароматом и абажурным светом - ее персональные внутренние дементоры всегда с ней.
После возвращения Сириуса она подолгу думала, где же находится Люциус, ведь все, что случилось до разлучения детей у магглов, она легко узанла у сына с помощью Веритасерума.
Но чтобы так не повезло! Но не сил сдерживаться и мадам Блэк успевает спросить.
- Ты точно уверен?  - нет, ну мало ли. Вышли ли оборотни на связь, послали ли письмо или что еще пришло в голову этим мерзким созданиям.
- Шантажируют чем? - небольшая заминка, будто бы она сама не могла поверить в то, в чем спрашивает. -  Обращением? И какие условия?

+1

30

Точно ли он уверен?
Только после того, как Вэлл задала этот вопрос, Абраксас Малфой отчётливо понял, что не уверен ни в чём. Ни в том, где Люциус, ни в том, выполнят ли эти нелюди условия сделки, ни в том, жив ли он ещё. Абраксас задумчиво потёр пальцами подбородок. Это уже паранойя. Если начать сомневаться во всём, рухнет вся система координат, в которой сейчас можно и нужно действовать.
- Со мной только что связался их представитель. Грязнокровка. Он утверждает, что Люциус жив, и в данный момент находится у оборотней. Только до полнолуния, конечно. Эти колдографии, по его словам, сделаны сегодня
Брезгливо, двумя пальцами он извлёк из внутреннего кармана мантии пачку колдографий, протянул Вальбурге. Не та колдосессия, которой могут гордиться Малфои, но сейчас не время для оплакивания ущерба фамильной чести.
- В обмен на него они требуют лоббирования их интересов в Министерстве. Я обязан убедить Министра в отмене переписи оборотней, в предоставлении им квоты на государственные должности и членство в Визенгамоте. Они требуют уравнивания их в правах с магами, правах на учёбу, работу, имущество, использование палочки и требуют разрешения на охоту на людей во время полнолуния.
Абраксас поморщился. Это должно было быть улыбкой, но даже намёка на неё не получилось изобразить.
- Я поклялся им лоббировать их интересы так же, как интересы моих друзей. Завтра,- Он взглянул на часы,- сегодня я постараюсь доказать им серьёзность моих обещаний. Оборотни должны поверить, что я сделаю для них всё, что угодно.

0


Вы здесь » Старая добрая Англия » Жилые здания » Малфой-мэнор. Ночной посетитель