Старая добрая Англия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Старая добрая Англия » Жилые здания » Спальня Малфоя. Мэнор.


Спальня Малфоя. Мэнор.

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

18.08.1965.

Дни проходили в какой-то бешенной заторможенности. Абраксас не мог бы охарактеризовать это точнее. Наверное, успокоительное зелье в чае наконец-то начало действовать, иначе он не мог бы объяснить ту заторможенность, которая охватила его после возвращения Люциуса. Казалось, Малфой-старший двигался сквозь густое и липкое варенье, сковывающее его по рукам и ногам. Каждое его движение стоило ему почти нечеловеческих усилий.

А двигаться приходилось ого-го как много. Оказалось, что возвращение Люциуса только добавило проблем, требущих немедленного разрешения. Абраксас разрывался между Министерством, домом Люпиных, больницей св. Мунго и редакцией "Ежедневного пророка". Никто и не догадывался, чего ему стоила такая бурная деятельность.
"Проклятое зелье! Проклятые домовики!
Кстати, может, проклясть их? Ладно, как-нибудь потом. Не до них."

Именно в доме Люпиных ему удалось улучить минутку в перерыве между планированием охоты и попросить Вальбургу об очередной услуге.
- Вэл, мне нужна твоя помощь,- быстро проговорил он, радуясь, что рядом с ней всё ещё нет Ориона и спеша разделаться с ещё одним пренеприятным делом.- Весьма деликатного характера.

Дело действительно было весьма деликатное. В этом Абраксас убедился, пока пытался взять себя в руки и связно изложить Вальбурге его суть.
- Скоро полнолуние,- наконец, сказал он самым отвлечённым тоном.- И вполне возможно, что в это время в мэноре меня будет ожидать весьма неприятный сюрприз. Я бы хотел обезопасить свой дом от сюрпризов подобного рода. Предпринять все необходимые меры предосторожности.

Он помолчал, не столько собираясь с духом, сколько борясь с желанием закрыть глаза.
- Возможно, что Люциус уже укушен. Я должен знать это заранее, и если необходимо, действовать. Вэл, я ничего не понимаю в укусах оборотней, я никогда их не видел. Я хотел просить об этом одолжении Люпина, но мне, по понятным причинам хотелось бы сузить круг лиц, связанный с этим делом. А без тебя... без тебя мне всё равно не обойтись.
"Особенно в отсутствие Ориона".
- Не могла бы ты осмотреть его? Ты лучше меня разбираешься в этом, работая над зельем... как его? От оборотней. 

Просьба была высказана, и теперь Абраксас посерьёзнел, нахмурился.
- Если же он укушен, мне понадобится зелье. Что-нибудь надёжное и быстродействующее. Об этом никто не узнает, клянусь. Я даже Миранде ещё не рассказал об его освобождении. Он просто исчезнет, Вэл.

Отредактировано Abraxas Malfoy (2015-07-03 13:19:13)

+2

2

Пряный августовский день бессильно отцветает, вспыхивая напоследок яркими красками. Переспелое яблоко солнца лежит на линии горизонта, расцвечивая розовато-оранжевыми узорами хрустальные фаски оконного стекла; тяжелый воздух полон крошечных невидимых пряностей, коричной пылью застывшими в воздухе – так, чтобы невозможно вдохнуть, не ощутив сладкой горечи во рту.
Миссис Вальбурга Блэк критично просматривает только что принесенный совой номер “Зельеварение сегодня” и молчит; за окном дома на Гриммо - медленный, печальный закат, под который не минусы в последнем выпуске журнала надо искать, а вдохновенно слушать ломкую, незатейливую мелодию, рождающуюся в недрах старой музыкальной шкатулки - этим наверняка сейчас заняты поголовно все дамы её круга. Да, родственники были правы, когда говорили, что она склонна - как там? - к непозволительным для чистокровной волшебницы слабостям?
И так бы она и просидела весь вечер в уютном кресле, вчитываясь в буквы и слушая редкую тишину Дома, если бы из камина не послышался знакомый голос.
- На деликатный характер я согласна. – улыбаясь каким-то своим воспоминаниям, отвечает мадам Блэк.
Сейчас она была довольна – Орион поправлял здоровье в Брайтоне, великодушно прихватив с собой сыновей и старших волшебниц Блэк в придачу. А уж достопочтенные дамы уж сами поделят между собой внуков. Или, что проще, объединят свои силы. Однако Вальбурга знала, как часто в бабушке и двоюроной тетушке от любви глох голос рассудка, поэтому беспокоилась, что детей ей вернут абсолютно избалованными и чрезмерно упитанными.
Выслушав просьбу Абраксакса, ведьма едва заметно нахмурилась, но не отказала. Просто в очередной раз убедилась, что муж без жены есть не  более, чем… Не более, чем!
Однако Малфой мыслил верно - зельеварение было не просто увлечением Вальбурги, но и прекрасным средством личного дохода, про который она говорила Ориону “это просто на маленькие женские радости”; было не просто первоклассным умением, но даже красноречивым фактом, который и друзья заполнили, и враги не забывали.
- Да, "от оборотней" или "для оборотней". Называй пока как хочешь, оно пока просто на аконите. – сказав это, ведьма отложила журнал в сторону, встала, и, сделав домовику знак следовать за ней, подошла к камину. При всем удобстве каминной сети, этот вид перемещения мадам Блэк не любила, поскольку при всех трудах волшебных кутюрье, при вращении всё равно портилась одежда, вне зависимости от её стоимости и чем бы её не зачаровывали мэтры моды. А ещё эта гадкая зола! Она же потом просто везде…
Едва ухмыльнувшись факту, что оказалась в спальне Абраксакса, она спросила.
- И где же он?
Однако и ухмылка быстро сползла с её лица, едва она дослушала речь друга.
- Пообещай, что в последнем случае я получу заклятие Забвения! Не уверена, что смогу пронести такой груз через всю жизнь.
Методы воспитания мадам Блэк базировались на элементарной, вечной как мир, практики: если ребёнку что-то помутило разум – значит, нужен кнут! И тогда он вспомнит сразу и как его зовут, и что можно делать, а что нельзя. И что-то подсказывало, что будучи в заточении, Люциус и про это забыл.

+2

3

Вальбурга согласилась. И согласилась столь стремительно, что если бы Абраксас знал, он бы связался с Блэками из камина в гостиной. А может и нет. В конце концов, с отъездом Миранды многие мелочи этикета переставали иметь значение.
Он благодарно поймал руки Вальбурги и поднёс их к своим внезапно пересохшим губам.
- Всё, как ты хочешь, Вэл. Небольшой блок, лишь самое необходимое. Ничего необратимого.

Малфой не добавил, что сама мысль о том, чтобы разрешить кому-то модифицировать его память, привела бы его в состояние крайнего изумления. И это ещё мягко говоря. Нет уж, пусть все его воспоминания остаются с ним, какие бы они ни были. В конце концов, будет что вспомнить в кругу пра-правнуков, если он доживёт до старости.
Но Вальбурга - совсем другое дело. Смерть - это всегда неэстетично, конечно, зачем леди такие воспоминания? Абраксас уже знал, на какие воспоминания он заменит то, что случится сегодня.

Он помедлил - только для того, чтобы продумать картинку чётче и детальнее, только для этого!- и постарался улыбнуться как можно непринуждённее.
- Будет лучше, если ты захватишь всё необходимое с собой. Поверь мне, ты не захочешь к нему возвращаться. Он...
Малфой запнулся, но сделал над собой усилие, проглотил ком в горле.
- Он стал совсем, как те звери. В первую же ночь он рычал и пытался на меня напасть. Укусить.

Абраксас не добавил, что тогда он  впервые отшатнулся от сына, не скрывая страха перед ним, и отступил - да что там отступил, сбежал. Позорно сбежал, наложив запирающие чары на окно и дверь комнаты и никогда больше не переступал порог красной детской.

Дверь он, впрочем, всё-таки открыл - для домовиков, приносящих Люциусу еду, но под страхом смерти запретил Люциусу покидать свою комнату. Кроме того, Абраксас разрешил этому оборвышу полукровке, теперь свободно шатающемуся по мэнору, заходить туда в любое время, и сам прислушивался, не раздадутся ли из спальни Люциуса душераздирающие детские крики. Но тот, видимо, ухитрялся найти общий язык с одичавшим мальчишкой намного более успешно.
"Кстати, да. Полукровка..."
Щелчком пальцев Абраксас подозвал домового эльфа.
- Позаботься о том, чтобы наш гость не покидал своей комнаты, пока я не отменю приказание.
Надо было идти. Затягивать не имело смысла. Лучше сразу. Он устало улыбнулся.
- Позволишь мне составить тебе компанию, Вэл?- Шутка получилась кривая, несмешная.

Спальня Люциуса была всего лишь в нескольких метрах от его собственной спальни. Первенец. Наследник. Он имел такие привилегии, о которых Люцилла могла только мечтать. И что теперь?
Абраксас взглянул на Вальбургу и достал палочку.
- Люциус, сейчас мы войдём. Отойди к окну и не шевелись.

+1

4

Снова было темно, только на этот раз глаза почему-то не привыкали к темноте, и Люциус мог надеяться найти лохань с грязной водой только на ощупь. Но воды не было, и к ужасу Люца, не было рядом и маленького Принца. Мальчик слепо шарил руками по земляному полу, принюхивался и прислушивался, но рядом никого не было.
- Маленький Принц!- отчаянно позвал он... и проснулся.

Ему снились кошмары каждую ночь - может быть, потому что даже снова оказавшись дома, Люциус понял, что они ещё не закончились. Он ожидал скандала и заслуженной - даже Люц признавал это - порки. Но действительность оказалась намного страшнее.

Его сторонились все. Начиная от отца - после той первой ночи дома, когда Люциус впервые увидел страх в глазах Абраксаса Малфоя, отец больше не заходил к нему. Мама и уж тем более Люцилла не появлялись вообще ни разу. Про визиты Розье или Блэков не было и речи. Даже домовые эльфы приносили ему еду настолько незаметно и бесшумно, что Люц замечал только поднос с едой на прикроватном столике.

Один только маленький Принц приходил к Люциусу практически на весь день и то, наверное, потому что не понимал риска, которому подвергался. Узнав правду о статусе крови нового друга и преодолев первоначальный шок, Люциус разговаривал с полукровкой, показывал ему магические игрушки и учил с ними обращаться, а у самого тревожно сжималось сердце - неужели и этого малыша от него изолируют в любой момент...

И теперь, когда маленький Принц так и не пришёл к нему в комнату, Люц метался по комнате, то подходя к двери и пытаясь подслушать хоть что-то - разговоры или просто шаги. Он подходил к окну, но сколько ни пытался, не мог его даже открыть и глотнуть свежего воздуха. Земляная яма сменилась каменным мешком - вот и всё.

На бюро были свалены школьные учебники, которые он успел купить перед тем, как всё случилось. Маясь от безделья, Люциус пытался читать, но каждый раз, пробегая взглядом страницы, размышлял, удастся ли ему вообще попасть в школу, которая начиналась уже через две недели. Никто ничего не говорил, не объяснял.

Привыкнув к почти кладбищенской тишине, он вздрогнул, услышав голос отца.
"Мы? Кто мы? Почему к окну?"

Впрочем, в последнее время Люц не осмеливался перечить отцу. Если бы он тогда спросонья не принял отца за оборотня и не зарычал, оскалив зубы, ничего бы этого не было. Сам себя загнал в ловушку - в этом мистер Малфой-младший всегда преуспевал.
"Может быть, если постараться выглядеть милым мальчиком, всё ещё можно исправить?"

Затея казалась ему бесполезной, он никогда не мог играть роль милого мальчика, сколько Эван ни старалася его научить. Но тем не менее Люциус всё же бросил книгу на стол и отошёл к окну, впившись настороженным взглядом в дверь.

+1

5

Да, согласилась Вальбурга, наверное, даже стремительно. Но разве тут стоит удивляться? По факту их странных, дружеских отношений, Абраксакс был уже не один раз ей должен, и уж кто, а Малфой всегда помнил о подобных вещах. Вообще услуга за услугу - прекрасный бартер, не так ли? Мадам Блэк была уверена, что её будущая «маленькая услуга» с лихвой окупит все набежавшие проценты за её прошлую помощь. Однако о ней позже, сейчас  этому совсем не время.
Тем не менее, того, о чем мадам Блэк не просили, она никогда и не оказывала по собственной инициативе. Особенно по вопросам воспитания, уж очень они были специфические, и уж очень она любила своих детей, часто рядом с ними и вовсе не замечая других.
- Посмотрим по обстоятельствам. – удовлетворенно кивнула Вальбурга, после чего приказала эльфу вернуться на Гриммо плейс и прихватить с собой её саквояж с нужными и редкими зельями.
И вот спустя всего минуту ведьма уже придирчиво разглядывает свои склянки. Удостоверившись, что все они целые и на месте, даже экспериментальный образец, она берет нужные и следует за Малфоем в комнату его пока еще сына, внимательно слушая то, что Абраксакс считает нужным ей сказать.
- Плохо. – подытожила она, не среагировав на шутку. - Если он будет мне сопротивляться, стараться укусить, могу я применить магию? Или ты сам будешь меня страховать? Я полагаю, после того как мы осмотрим его, тебе надо будет провести сеанс легилименции?
Мадам Блэк не любила практиковать ментальное вмешательство на детях, однако случай был экстренный.
Услышав приказ Абраксакса, адресованный домовику, она лишь вскинула свои фамильные брови в жесте удивления и спросила.
- У тебя гости? И кто же?
После чего ведьма тоже достала свою палочку. Да, забавная ситуация - два взрослых мага против мальчишки, у кого-нибудь есть колдоаппарат?
Забавная…
Была бы...
Она вздохнула и вошла в комнату вслед за старшим Малфоем и приветливо улыбнулась ребенку.
- Люциус, здравствуй. Как ты себя чувствуешь?
На вид это был все тот же младший Малфой, какого она помнила и какого знала, но его взгляд… взгляд сквозил опасением и странным недоверием - да уж, не очень глубокая благодарность родителям за избавление от заточения.

+1

6

Он уже знал, как поступит, если случится самое худшее. Говоря Вальбурге, что Люциус просто исчезнет, Абраксас лукавил. Скоро полнолуние, охота. Труп можно оставить на волчьей тропе, и тогда Министерство будет обязано устроить облаву на эту стаю даже вне полнолуния.

Он до сих пор не мог простить отказа Люпиных организовать нападение на логово оборотней до полнолуния. Если Люциуса укусили, в этом была вина и егерей, слишком сильно приверженных букве закона. Абраксас представил вытянувшееся лицо Люпина, получившего приказ о полном уничтожении его любимой стаи, и не выдержал, усмехнулся.
А Миранда... ей будет легче смириться с необходимостью нового наследника.

- Если он будет сопротивляться, я обездвижу его,- пообещал Малфой-старший, придерживая дверь. Он поколебался, стоит ли пропускать даму вперёд в подобной ситуации, и в конце концов добавил.- Я войду первым, если ты не возражаешь.

Легилименция потом. Всё потом. Может быть, в лишних движениях уже не будет нужды.
- Один мальчишка. Небольшое развлечение для Люциуса. Не знаю, как он умудряется оставаться невредимым.
Абраксас вошёл, мгновенно оценивая обстановку. Сын находился у окна. Случайно или он может выполнять приказы?
- Люциус, миссис Блэк пришла, чтобы взглянуть на тебя,- пояснил он, стараясь говорить чётко, раздельно и уверенно.

Целители Мунго в один голос уверяли его, что при разговоре с таким пациентом следует смотреть ему прямо в глаза. Абраксас старался, как мог, но видеть истощённого мальчишку с лихорадочным блеском в глазах, в котором от прежнего Люциуса осталась лишь непредсказуемость и мгновенная реакция...
"Может, потому что они и изначально были не слишком человеческими?"
Хорошо ещё, что эльфы его отмыли. В том грязном и вонючем комке костей и нервов, который притащил в дом этот грязнокровный журналюга, человеческого было намного меньше.

- Она осмотрит тебя и назначит...,- На мгновение Абраксас запнулся,- лечение. Ты должен делать всё, что она скажет, и вести себя подобающим образом. Никакой грубости и неуважения мы не потерпим. Ты меня понял?
И всё так же не сводя глаз с мальчишки, добавил:
- Мне остаться, Вэл?

+1

7

Люциус замер, просчитывая траекторию палочек обоих взрослых и лихорадочно ища пути к отступлению. Ситуация вырисовывалась неутешительная. Отец знал, что делал, когда говорил, куда ему встать. До бюро было несколько шагов, до кровати примерно столько же, но в противоположную сторону. Загородиться стулом? Может, ещё за занавеску спрятаться и сказать "я в домике"?

Люц прекрасно помнил, что увидев его в гостиной мэнора, отец взглянул на него так, как никогда ещё не смотрел, и страшно закричал, чтобы он убирался с его глаз, если хочет остаться жив. Люциус хотел, и поэтому убрался в свою комнату и не выходил из неё даже ночью. Но не мог же он не попадаться отцу на глаза в своей собственной спальне! За что же его убивать? Что он не сбежал из дома?

Люциус стиснул зубы, чтобы нечаянно, по привычке, не оскалиться снова, предупреждая о возможной угрозе, и уже прикидывал, стоит ли рвануться напролом. Взрослые могли расступиться от растерянности, и он бы прошмыгнул на волю. В спальне шанса у него не было. Он вздрогнул от звуков голоса, но тут же понял, что это не заклинания. А Вальбурга Блэк вообще разговаривала весьма дружелюбно. Люц уже и не помнил, когда с ним так разговаривали. Да и времени вспоминать не было.

Простой вопрос миссис Блэк выбил его из колеи. Он действительно хотел ответить, но не мог сообразить, как себя сейчас чувствовал и поэтому молчал. И продолжил бы молчать, если бы голос отца не подстегнул его мыслительные способности.
- Добрый день, отец. Здравствуйте, миссис Блэк.
Звуки голоса царапнули непривычное к ним горло. Очень захотелось пить.
- Я хорошо себя чувствую. Спасибо за заботу.
"И не надо меня осматривать!"- хотел добавить Люц, но по тону отца понял, что дискуссии по этому вопросу не подразумевается. Ладно, вряд ли Вальбурга Блэк захочет возиться с ним слишком уж долго.
Или нет? Может, она хочет узнать, что случилось с Сириусом?

Он побледнел и растерянно взглянул на отца. Миссис Блэк была порядочной леди. Как он расскажет ей при свидетеле, что её сын предал магическое общество, рассказывал о них магглам?!
- Конечно, отец. Я сделаю, как вы скажете. Я не маленький.
"Только выйди. На всякий случай".

0

8

Вальбурга для начала еле заметно кивает, выказывая этим одобрение высказанным вслух идеям Абраксакса, но ни духом не помышляя ни о его коварных планах на полнолуние, ни о том, что миссис Малфой скоро снова придется рожать. Однако уже сейчас мадам Блэк пообещала себе приватно всё же расспросить друга, на кой низзл наследнику Малфоев живое развлечение ввиде чужого ребёнка? Или хозяин поместья просто перестраховывался и заранее подыскал жертву?
Что вообще творится в этом доме? Хотя, какими бы грехами ни жили Малфои, это всецело их семейное дело.
- Он завел у оборотней новых друзей? – успевает лишь спросить ведьма, перед тем, как переступить порог, и тем самым дает понять, что их последующий разговор будет иметь дополнительную тему для обсуждения.
Если только… не случится худого. Нет, глупость, конечно, все будет нормально; и палочка тут вовсе не нужна, ведь даже дошкольник в волшебном мире знает, что укус ликатропа вне Новолуния не опасен. А значит, перед ведьмой просто 11-ти летний мальчик, для своих лет уже измученный жизнью – вон как нервно забегали глаза при виде палочек, какой напряженной стала поза. Это всё следствие страха.
- Как хочешь... – просто отвечает ведьма на вопрос Абраксакса с явным намеком, чтобы он был не далеко, чего бы он сейчас не решил. Она в ту же секунду тщательно убирает свою палочку в чехол и неторопливо подходит к младшему Малфою.
Резкие движения тут только помешают, а дети по натуре своей народ весьма спонтанный, поэтому спокойствие и доброжелательность, доброжелательность и спокойствие.
– Но я думаю, мы справимся сами, не правда ли, Люциус? Это не займет много времени, если ты будешь делать, как я говорю и что прошу. Не переживай.
Она опускается на стул напротив и располагающе смотрит на юного собеседника.
- Разденься и подойди ко мне. Покажи мне руки ладонями вверх.

+1

9

"Да где он только не завёл себе друзей, хотелось бы знать!.."
Абраксаса неприятно царапнула формулировка.

"Друг? Какой это друг? Друг не может быть нечистокровным".

И тут Малфой понял, что ему очень крупно повезло, что Вальбурга и не подозревает, что этот мальчишка полукровен. Хотя как знать, что она подумала - ведь догадалась же, что этот подарок притащил именно Люциус и именно от оборотней. Наверняка понять, что чистокровного мальчишку к Люциусу он не рискнул бы сейчас впустить, Вэл было ещё проще.

Когда Вэл сказала, что не нуждается в его присутствии, Абраксас и не подумал обижаться, напротив, он встретил эти слова с неким облегчением и даже благодарностью. Люциус всегда доставлял ему немало хлопот, чуть ли не с самого рождения, а став наследником, оказался совсем неуправляемым. И всё же Абраксас не хотел видеть, как его сын выпьет зелье, принесённое Вальбургой Блэк.

- Я буду рядом, Вэл,- пообещал он, на секунду поднося её руку к своим губам, и снова взглянул на Люциуса, на этот раз почему-то дольше обычного.- Ты меня слышал? Никаких глупостей и неповиновения. С меня хватит твоих фокусов.

Абраксас плотно прикрыл дверь за собой, чтобы домовики не вздумали заглянуть в спальню, прошмыгнув мимо, поколебавшись, решил не накладывать противоподслушивающие чары. Домовые эльфы всё равно рано или поздно оказались бы в курсе, а рисковать не услышать Вальбургу, если ей потребуется помощь, он не хотел.

Именно эта мысль не давала Абраксасу отойти от двери дальше, чем на пару шагов. Прекрасно понимая, как он выглядит сейчас со стороны, Малфой тем не менее мерил шагами несколько футов коридора перед спальней сына.
- Я веду себя, как Миранда,- тихо проговорил он и удивился, что сказал это вслух.

Миранда не была рядом с ним, когда он проводил с Люциусом ритуал Будущего Наследника. Пока он пытался справиться с перепуганным семилетним мальчишкой, пытавшемся то сбежать, то ожесточённо отбиваться и кусаться, не давая Абраксасу вырезать на его теле хотя бы первую оберегающую руну, Миранда металась за дверью, и только когда от отчаянья уже связанный Люциус перестал вопить и вырываться и принялся повторять подсказываемые ему ритуальные слова клятвы, осторожно заглянула в приоткрытую дверь - только для того, чтобы увидеть их, чуть ли не с ног до головы перемазанных кровью друг друга. И почему Люциус даже такой торжественный день превратил неизвестно во что?!

+1

10

Отец вышел из комнаты, так и не убрав палочки. Люциус осторожно перевёл дух, но ещё несколько секунд не сводил взгляд с двери, словно ожидая, что Абраксас Малфой изменит своё решение. Впрочем, пока всё складывалось как нельзя лучше, если в такой ситуации вообще можно было мыслить подобными категориями.
Он кивнул, услышав вполне ровный и дружелюбный голос Вальбурги Блэк и закусил губу, решая, рассказывать ли ей про предательство Сириуса сразу или немного подождать. Люц колебался - в конце концов, миссис Блэк была единственным человеком, кто относился к нему по-человечески в последние несколько недель, и разбивать её сердце прямо сейчас казалось ему неэтичным.
- Я не буду переживать.
И действительно, зачем ему было расстраиваться? Конечно, Вальбурга - это не Эван и не конкупатор, но она всё равно не воспринималась чужим человеком, пусть и была близким другом его родителей, а не его собственным. Если она задержится подольше, то, может быть, расскажет что-нибудь?
И всё же её указания застали Люциуса врасплох. Нельзя сказать, что они были нелогичными: в конце концов, она должна была его осмотреть, но всё-таки она не была достаточно старой, чтобы можно было её совсем не стесняться. Люц в замешательстве огляделся, в отчаянной попытке потянуть время дёрнул за позолоченную верёвку, опустил на окно тяжёлые шторы, но валять дурака и дальше уже было глупо. Рваными, дёргаными движениями он расстегнул застёжки - одна оборвалась и закатилась под стул - и стянул через голову мантию. Стало холодно, кожа тут же покрылась мурашками. Люц бросил мантию на стул и подошёл ближе к Вальбурге.
Внезапно ему стало страшно. И очень страшно, потому что он не мог с уверенностью сказать, что оборотни его не кусали. Они пинали свою добычу, драли когтями, прихватывали зубами за шею... но были ли настоящие укусы, Люциус не помнил. Все воспоминания о жизни в волчьем логове казались смазанными и ненастоящими, хотя и прошло-то всего несколько дней с момента его возвращения. Что будет, если его действительно укусили?  А если какая-нибудь царапина от их когтей окажется похожей на укус?
- Миссис Блэк,- осторожно подал он голос, послушно вытягивая руки перед собой.- Не говорите отцу, если меня укусили, пожалуйста. Он вообще тогда меня меня отсюда не выпустит. Я любые зелья выпью, только не говорите ему.
Он ничуть не волновался за ладони. Конечно, и на них были воспалённые ссадины и царапины, но они точно не выглядели укусами. Домовики не залечивали ему их, видимо, по приказу отца, но Люц старательно промывал все повреждения водой и мылом несколько раз в день, и всё выглядело не так страшно, как в логове.

+1

11

- Отлично. - эхом интонаций Абраксакса отзывается мадам Блэк, даже не догадываясь какие душевные муки сейчас переживает давний друг её семьи, оставляя наедине со своим наследником и погружаясь в пучину личных переживаний. Удивительно, как приступы паники невидимыми плетьми гонят нас прочь от объекта волнения, чтобы холодными тисками беспокойства сжать наше сознание пока мы не окажемся там, где никто не засвидетельствует наше состояние. И как в таком состоянии мы не слушаем разум и не хотим слушать истину, и не важно, что вторая пока ещё сокрыта, но, как утверждают многие, - уже где-то рядом.
Она аккуратно взяла в свои ладони одну протянутую руку, осмотрела внимательно, а потом взяла другую - как всегда, ничего визуально подтверждающего заражение на коже не оказалось. Просто ободранные мальчишеские руки - ни повышенной волосатости, ни длинных ногтей, как писали в особо древних и не особо умных справочниках. Ничего.
После этого, мадам Блэк взяла из саквояжа одну из своих мягких салфеток, пропитанных каким-то зельем, и небольшой пузырек с жидкостью. Она приложила салфетку к руке Люциуса, тщательно протерла, и на салфетке остались следы крови, тоже самое она сделала и со второй рукой Люциуса. Далее ведьма отложила салфетки в сторону и капнула на открывшиеся коросты немного жидкости из пузырька.
- Это экстракт бадьяна, он залечит все твои раны, не ходить же так, будто бы ты тролля укрощал. – она еле заметно улыбнулась сказанному. - Я оставлю его тебе, думаю с мелочью вроде царапин ты справишься сам. А теперь подними руки…
Она плавно встала и достала палочку.
- Сейчас я проверю тебя диагностирующим заклинанием. – мягко сказала Вальбурга, и из её палочки вылетело голубоватое облако и на несколько секунд окутало Люциуса. – Хорошо. Теперь повернись. Хорошо-о.
Магия что-то сказала мадам Блэк и, сняв чары, она откинула волосы Люциуса с плеч и внимательно всмотрелась на шрам у основания шеи, после чего провела по нему пальцем  и спросила.
- Ты помнишь, откуда у тебя это?
Выслушав его просьбу она внимательно взглянула в серые глаза и ответила.
- Хорошо, Люциус, я ничего не скажут твоему отцу. Пусть и у нас с тобой будет парочка небольших секретов, не так ли? Но ты же понимаешь, что он очень талантливый волшебник и может попытаться вытащить из меня воспоминания силой, с помощью магии...
Такой ответ давал мадам Блэк выразить своё расположение и полностью избавлял от ответственности, поскольку она очень не любила лгать детям. Стоически встретив его ответный взгляд она вдруг сделала наиграно-страдальческое лицо, после чего вдруг еле слышно рассмеялась и добавила.
- То-то хохоту будет! Не волнуйся, ни у кого еще это не получалось. - тут она призвала магией другой пузырек. - Надо для порядку выпить вот это зелье. И можешь одеваться.

+1

12

По комнате потёк тягучей патокой пряный запах бадьяна. Люциус моргнул от едкой жидкости, впившейся в его ладони. Мама старалсь не использовать чистый экстракт, всегда готовила из него мазь. Но сейчас её рядом не было, да и лучше вылечиться побыстрее. Мазь действовала медленнее чистого экстракта. Надо будет поделиться им с маленьким Принцем... Снейпом.
Он поморщился от маггловского имени, коснувшегося его мыслей. Какая гадость.

Впрочем, миссис Блэк наверняка приняла это за реакцию боли. Люциус не имел ни малейшего представления, что там у него с шеей, но ощущение от прикосновения было таким сильным, словно кожа там была не воспалена, а содрана подчистую.
- Н-не помню,- пробормотал он сквозь зубы.- А что там?
"Надо было взглянуть в зеркало".
Люцу не хотелось смотреть на себя в зеркало. Он и раньше подходил к нему, только когда его подводили с требованием полюбоваться на свой весьма далёкий от совершенства внешний вид после какой-нибудь особо азартной игры или нечаянно задевшего его заклинания. А после возвращения Люциус вообще не хотел на себя смотреть, избегая даже случайного взгляда в зеркало. А зря. Надо было всё-таки самому посмотреть сначала.

Хотя какая теперь разница. Вальбурга Блэк совершенно не казалась встревоженной, и даже пообещала ничего не говорить отцу. Люциус с облегчением выдохнул и взглянул на неё уже менее настороженно.
- Мой отец никогда не вытаскивает воспоминания силой,- объяснил он Вальбурге.- Он даже у меня ничего не вытаскивает. Говорит, что это неэтично по отношению к близким. А вы его близкий друг, и мой отец вас очень уважает. А...
Он внезапно запнулся и быстро прикрыл ладонью шею.
--... меня действительно укусили?
"И... что теперь делать?"

Люциус посмотрел на пузырёк в руках миссис Блэк. Для порядку - значит, не обязательно?
Всё пройдёт само. Не может не пройти.
Неожиданно пришло в голову, что он ещё никогда не видел, как Вальбурга Блэк уговаривает пить зелья Регулуса или Сириуса.
А Сириуса, наверное, уже и не увидит. Не надо было тащить его с собой, может и не выросло бы из него предателя. А с другой стороны - чем раньше магический мир избавится от предателя, тем лучше. Пусть живёт со своими магглами.
- Мне очень жаль, миссис Блэк. Я не знал, что Сириус предаст нас магглам.

+1

13

Неэтично, видите ли.
Надо же… оказывается, её дражайший друг славится специалистом по этике в своей семье. Ну, собственно, это с натяжкой могло бы и объяснить его поведение в Ночном Рыцаре. С натяжкой, не более.
- Там шрам. - просто сказала мадам Блэк, возвращаясь на своё место напротив младшего Малфоя. - Шрам от рваной раны. Попытайся вспомнить, как ты его получил.
Нет, она не уговаривает его, ведьма лишь надеется, что Люциус сам в состоянии сообразить иерархию сегодняшней ситуации в целом. Сразу же бить заклятием чужого ребенка Вальбурге тоже, - о. опять это слово, - не этично, даже несмотря на то, что у неё почти что есть разрешение родителя. Однако замедление не исключает действие, верно? Шрамы - это всего лишь другие формы памяти, и само их наличие показывает, что она есть. Поэтому вряд ли мадам Блэк удовлетворят эти его “не помню”. Более того, волшебники накапливают шрамы всю жизнь и движется жизнь. Да и это всего лишь следы на коже, не на сердце. А вот что было на сердце у младшего Малфоя одному Мерлину было известно, ведь эти вздрагивания, заикания, сожаления и неуверенность говорили красноречивее всех слов.
Услышав о предательстве, Вальбурга, как подобает разумной чистокровной ведьме, не немедленно ударилась в панику, а вполне ровно восприняла эту уже давно не новость. Этика применения легилименции не была присуща мадам Блэк, поэтому воспоминания Сириуса она посмотрела в первый же день его возвращения домой.
- Каким образом предал? Разве то, что он вылез в окно следом, заметь, за тобой, Люциус, уже само по себе не является предательством уже от вас обоих? На кой низзл тебе пришла в голову эта идея, скажи мне? Неужели тебе так сильно не понравилось у меня в гостях, чтобы ты решил уйти, ни с кем не попрощавшись?
Мадам Блэк едва заметно нахмурилась на подобное отхождение от темы, и улыбка сползла с её лица.
- Что кусали – это точно. Вопрос только, когда именно тебя кусали. И мы сейчас это проверим. – она наколдовала стакан с водой и налила туда зелье. - Пей. Ты ведь обещал мне. Так надо, Люциус. Так надо...

+1

14

Шрам от рваной раны?!
Люциус побледнел, как лист пергамента и, сам не осознавая, что делает, попятился к окну, всё ещё прикрывая шею. Пол под ногами внезапно стал зыбким и пружинящим, как болото, остановишься - и поглотит. Только больно натолкнувшись на подоконник, мальчишка остановился.
Всё. Конец. Шрам на шее отец заметит в первую очередь. Даже молчание Вальбурги не поможет. Что теперь будет?

Второй сын Люциуса Первого был укушен оборотнем до полнолуния. Адольфус Малфой не мог трансформироваться в оборотня - к несчастью его семьи и окружающих, которые в ином случае могли бы с полным правом убить его - но это ему не мешало превратиться в кровожадное чудовище, наслаждающееся самыми изощрёнными пытками и убийствами, даже идеи которых не могло бы вместить ни одно человеческое сознание. Фамильные предания гласили, что он принимал ванны из человеческой крови, и на мгновение Люциус почувствовал, как горячая солёная жидкость намертво прилипает к его коже. Отец не даст ему никакого шанса, увидев шрам. Почему, почему оборотни не могли укусить его за менее заметную часть тела?!

Голос Вальбурги доносился до него, словно из другой комнаты, но возмущение в нём нельзя было не заметить. Люциус судорожно сглотнул ком в горле, выпрямил спину. Видимо, Сириус так и остался у магглов, если его мать так ничего и не узнала о его предательстве. Разве может дурацкая вылазка сравниться с тем, что сделал её сын?

- Я виноват в том, что решил посмотреть на магглов,- признал он с видимым усилием.- Но я же не мог и подумать, что Сириус будет искать их расположения и расскажет им про нас, про наш мир. Ведь они его не пытали, даже не угрожали. Он не был испуган. Я не понимаю, ведь он же Блэк. Блэки, скорее, пошли бы на костёр, чем... Я не знал. Я не хотел, клянусь.

Люциус следил, как ловкие руки Вальбурги открывают склянку с зельем, смешивают его с водой. Она старалась помочь, независимо от того, что по его вине потеряла старшего сына. Или?..
Протяни Вальбурга ему зелье молча, он бы так же молча выпил весь стакан. Но её внезапное излишнее многословие настораживало, заставляло не доверять словам.
Или это уже последствия укуса?

Люц протянул было к стакану руку, но заметив, как сильно она дрожит - как у дряхлого старика!- спрятал её за спину.
- Я его выпью, миссис Блэк,- пообещал он, опираясь на подоконник.- Чуть позже. Сейчас мне нехорошо.
Ему не пришлось даже лгать. Тошнота, действительно, плескалась у самого горла, один глоток - и всё польётся обратно.
- Всё равно уже слишком поздно, не так ли? Если это укус, то он был довольно давно. Когда приходил этот журналист... или даже ещё раньше. Потом они уже не трогали... шею.

+1

15

Кто сказал, что оборотни – это волки?
Волки - это же просто псовые. А оборотни – это по большей части мы, люди. Оборотень же идет слова «обернуться», превратиться в подчиненного зову чего-то сокрытого зверя, стать иным и перейти в другое состояние. Но почему никто не замечает, что подобные вещи происходят сплошь и рядом? Доброжелательная девушка превращается в сварливую гомыру-жену, безобидная на вид старушка оказывается содержательницей оборотного борделя в Лютном переулке, а благовоспитанный волшебник, – заботливый отец семейства, – пассивно-агрессивным маньяком. Родной человек совершает предательство, а заклятый враг неожиданно протягивает руку помощи. Забавно, как наше бытие порой составляется из противоречий, которые не сразу и разглядишь.
- Сириус давно за всё наказан, не волнуйся и перестань думать об этом. - мадам Блэк едва удержалась от того, чтобы раздраженно дернуть уголком губ. Еще бы они его пытали, ну-ну.
- Но именно поэтому ты избил его?
Отчасти всё было верно и от этого не менее досадно - мало того, что Сириус рассказал магглам о волшебниках, так еще умудрился создать все условия для назначения штрафов и обязательной министерской экспертизы дома на Гриммо плэйс. Спасибо большое, сын, такой подарок сделал родителям на Лугнасад! Но в голове юного Малфоя явно роились какие-то мысли и предпосылки, что могли бы сформироваться во времена куда более кровожадные и жестокие, нежели 65-й год.
- Вы выстоим. Как и во все времена. А теперь одевайся, не хватало еще, чтобы ты простудился.
Вальбурга внимательно смотрит на юного наследника Малфоев, но вдруг встает и, поставив стакан с прозрачным зельем на тумбу, начинает собирать свой саквояж. Фиалы, экстракты, туда отправились и кровавые салфетки.
- Хорошо, выпьешь, когда тебе полегчает.
Тайны редко выходят наружу или раскрываются тем путем, который подсказывает страх. Так что Вальбурге остается только опровергнуть слова Люциуса, более не давя на него. Ибо семейного давления ему и так хватает. По горло.
- Ещё ничего не поздно, мне просто нужно кое-что проверить в котле. – серьёзно сказала она мальчишке. А потом вдруг вздохнула и сложила руки на груди. Кажется, мадам Блэк еле-еле удержалась от того, чтобы не возвести глаза к потолку. - Люциус, пойми, пожалуйста... если тебя укусили не в полнолуние, никаких последствий не будет. Это давно доказано. Остальные же сходства с ликантропами в человеческом состоянии – просто фамильные страшилки, легенды. Выдумки незрелого ума. Забудь о них. И лучше сделай это сам, без вмешательства посторонней магии.
Так уж устроен любой пациент: его пугает неизвестность и затянувшееся ожидание, меж тем как угроза сама по себе лишь вызывает прилив в кровь Целителя того самого яростного азарта, что появляется всякий раз, когда желаемое открытие близко.
- И много раз приходил журналист? Ему нужно было что-то от тебя или от твоего друга. Как зовут того мальчика? Он ведь в поместье?

0

16

"Сириус наказан?!"
Хорошо, что он отвернулся за своей мантией, и Вальбурга Блэк не могла видеть его лица в этот момент. Этот предатель уже давно дома. Его наказали - о, да, миссис Блэк славится своим подходом к воспитанию детей. Что ему сделали за предательство магического общества? Оставили на ужин без сладкого?
Надо было его всё-таки убить самому. Тогда, у магглов. Больше некому - это очевидно.
Люциус крепче сжал губы, чтобы не задать рвущиеся у него вопросы вслух. Какой же он идиот! Боялся сообщить Вальбурге такие горькие новости. Надо было догадаться, что Сириус уже рассказал ей свою интерпретацию событий. Бедняжку избил гадкий Люциус - какой кошмар!
Вопрос Вальбурги повис в воздухе - отвечать на него не было смысла. Взрослые уже давно решили всё сами. Они всегда это делали заранее, задолго до того, как начинали задавать ему вопросы.
Он заметил, что у него дрожат руки, застёжка не поддавалась, выскальзывала из непослушных пальцев. Взрослый человек смотрит ему в лицо и лжёт, не моргнув глазом. Укус оборотня не в полнолуние требовал вмешательства квалифицированных целителей, чтобы выяснить, какие последствия для человека он имел. Она же даже не взглянула на эти укусы, как следует, не говоря уже о каком-то выявлении. Миссис Блэк уже всё решила.
Или они решили вместе с отцом?
Люц кивнул и снова отошёл к окну. Стекло холодило спину и затылок и почему-то успокаивало. Разговаривать больше не хотелось, но и полностью игнорировать присутствие Вальбурги в комнате было неблагоразумным. Он нахмурился, пытаясь выловить из памяти хоть что-то о том земляном мешке, в котором находился у оборотней.
- Он приходил два раза, первый раз, чтобы сделать колдографии, и второй - забрать меня домой,- наконец, проговорил мальчишка, внимательно рассматривая собственные ногти и физически ощущая, как горят уши при одном воспоминании о перенесённом унижении. И от того, что Люц только сейчас осознал, что в тот момент стыда он не испытывал. Только страх, ярость и желание выжить.
Трус.
- Он не разговаривал с нами, только с оборотнями, и старался не задерживаться, миссис Блэк.

0

17

- Ясно. - нахмурившись, Вальбурга всё же взвела глаза к потолку, пока ребенок, отвернувшись, одевался. Она мысленно взмолилась Мерлину о милостивом ниспослании её терпения.
Когда-нибудь, за рюмочкой шерри, она признается собеседнику, как её всегда раздражали чужие дети и что общения с ними её всегда тяготило тем, что хотелось им всыпать как следует, до кровавых соплей. Что и говорить, даже собственных племянниц она терпела с трудом, а тут и вовсе нет никакого душевного соучастия - ею ведет лишь отточенная годами мимикрия да расположение к старому другу. Однако если расположение окупиться в будущем, то тратить время на призрачные перспективы с ершистым, - и, наверное, глуховатым, -  мальчиком ей совершенно не хотелось. Да и не потратишь тут.
Тут надо смотреть кровь Малфоя.
И смотреть не здесь - не на избитого ребёнка уж точно. И не факт, конечно, что он выпьет зелье, но это проблемы уже не Вальбурги. Время от времени человеку необходимо побыть одному. Без людей. Без лиц. Без эмоций. Человеку необходимо время, когда можно привести в порядок мысли, чувства, желания. Время, когда можно разобраться с тем, чего хочет сердце, а чего голова. Разберется ли Люциус?
- Хорошо, но впредь отвечай на все вопросы собеседника. Даже если они неприятны тебе. Это поможет разобраться с проблемой и покажет в тебе воспитанного по всем правилам наследника благородного рода.
С этими словами мадам Блэк, прихватив свой саквояж и показав что приём окончен, покидает комнату наследника Малфоев, сим жесток показав что ей, собственно, все равно и на имя
- Абраксакс! - зовет она, выйдя в коридор и плотно прикрыв за собой дверь. - Котел серебряный, 4 номер.
Мы всегда думаем, что времени хватит. А потом оно - бац, и кончается. Некоторым же просо невозможно это понять, поэтому им всегда необходимо ускорение.
- Срочно!

+1

18

Он столкнулся с Вэл в дверях спальни. Мгновенная реакция всё же оказалась недостаточно быстрой, но, может, это и к лучшему.
- С тобой... всё хорошо, Вэл?
Взгляд на мгновение дольше, чем обычно, задержался на плотно прикрытой двери, и Абраксас предложил гостье опереться на его руку, чуть коснулся пальцев.
- Лаборатория в подземелье. Я покажу тебе дорогу.
Абраксас и сам не знал, зачем ему теперь лаборатория. Для зельеварения у него никогда не было ни времени, ни таланта, и с отъездом Миранды эта часть подземелий пустовала, но сейчас хозяин мэнора торопливо спустился по лестнице, не задавая вопросов, которых, впрочем, его язык всё равно не повернулся бы спросить. Спешка в голосе Вальбурги отбивала всякое желание к ненужному пустословию.
Малфой толкнул тяжёлую дверь, которая неохотно пропустила обоих гостей и плотно закрылась за их спиной. Найти требуемый котёл было полусекундным делом - он стоял на своей полке, пузатый и отполированный до блеска. Эльфы постарались?
- Серебряный, четвёртый.
В подземельях было прохладно даже летом: идеальные условия для хранения как компонентов, так и самих зелий. Абраксас невольно принюхался к запаху сушёных трав. Какой-то из них домовые эльфы его пичкали до сих пор, мерзавцы. Интересно, надолго ли хватит запасов Миранды при таких тратах?
- Вэл, я тебе благодарен за всё, что ты для меня делаешь.

0


Вы здесь » Старая добрая Англия » Жилые здания » Спальня Малфоя. Мэнор.